Литовский излом

Литовский излом

При освобождении Литвы погибли 137 тыс. солдат и офицеров Красной армии. На литовской земле в концлагерях казнили или заморили голодом 230 тыс. военнопленных. Немецкие и местные фашисты уничтожили почти всю еврейскую общину. До войны Вильнюс был «литовским Иерусалимом», сюда от Гитлера и его зондеркоманд бежали евреи со всей Европы. Всего к 1941-му их было 220 тыс. Выжил один из десяти.

Впрочем, смерть — она вне национальности: в концлагерях свирепствовали «охранные батальоны», укомплектованные местными жителями. Но выбивала фашистов из Вильнюса не только Красная армия, но и отряды литовских партизан, объединенных в Вильнюсскую и Тракайскую партизанские бригады.

А на западе Литвы, в местечке Мацикяй, в лагерях Stalag Luft (спецлагеря германских ВВС) держали не только советских военнопленных, но и сбитых британских пилотов. Там же казнили литовского летчика Ромуальдаса Марцинкуса, единственного литовца в Королевских ВВС Великобритании. Он был сбит, атакуя немецкий линкор «Шарнхорст».

Мы знаем, кто освободил большую часть Европы от Гитлера. А для многих европейцев — это откровение

В итоге — в литовской земле сотни тысяч солдатских могил. В самом сложном положении наши воинские захоронения: отношения между Россией и Литвой сейчас на уровне «хуже не бывает». И у нас диаметрально разное представление об истории любой войны.

И, казалось бы, страшно поду­мать, в каком состоянии могилы наших солдат.

Хотя не всем страшно. Литовец Юриюс Тракшялис борется за сохранение памяти о подвигах российских и советских воинов, погибших на территории Литвы. Сейчас под опекой созданного Юриюсом «Института военного наследия» 269 мемориальных знаков и захоронений Великой Отечественной войны. Его команда — всего несколько человек — восстановила более 250 захоронений, бывших в аварийном состоянии.

Эксперт института по архивно-мемориальной работе Владилен Мордвинов выработал методику учета погибших на основании документов боевого пути дивизий. На его учете 45 тысяч фамилий.

«Часть из них увековечена, часть требует исправления ошибок, — говорит Владилен. — Часть пока еще не увековечена».

Работы не просто много — просто завал. Оценочно на территории современной Литвы покоятся до 420 тысяч солдат и партизан.

Юриюс — литовец из семьи репрессированных советской властью. Владилен — русский, гражданин Литвы. В команде работают литовец Альвидаc Аугайтис, белоруска Мария Новосельска, юрист института Алексей Карпов — гражданин РФ, и другие энтузиасты. Кому-то кажется, что они работают на Россию. Это не так. Их цель — сохранить историю. Настоящую.

Сил и денег на защиту и сохранение захоронений много не бывает: под присмотром команды Юриюса десятки тысяч могил.

В Литве ситуация с советскими памятниками накалилась после событий с «Бронзовым солдатом» в Эстонии. Под угрозой оказались аварийные захоронения. Для националистов их аварийность стала удобным предлогом для сноса. Тракшялис заложил свою квартиру и квартиры сыновей. Получил кредит на восстановление 12 советских воинских захоронений и… Ему обещали компенсировать затраты, но платежи затянулись.

Банк отнял все квартиры.

Сыновья мужественно перенесли потерю жилья, жена — менее… Сегодня у Юриюса квартиры нет, живет в доме гражданской жены. Но продолжает свое дело. Важная деталь: он сохраняет могилы солдат не только советской эпохи — всех эпох: от нашествия Наполеона до Второй мировой войны.

— Знаешь, где великая армия Наполеона понесла самые тяжелые потери? — спрашивает меня Юриюс. — Русский скажет — на Бородинском поле, француз — на Березине.

— А на самом деле?

— В Литве. Летом 1812 года армия и гвардия Наполеона прошли в сторону Москвы, оставили о себе скверную память: солдаты грабили население. Зимой, когда войска возвращались назад, литовские крестьяне отомстили. Армия изрядно деградировала, солдаты голодали и замерзали. Крестьяне их добивали. От Вильно (современный Вильнюс) до Ковно (Каунас) — 100 км. И на всем протяжении этой дороги покоятся останки 120 тысяч солдат Наполеона. Таких потерь его армия еще не знала.

— Только не называй их французами, — предупреждает Юриюс. Под знаменами Наполеона служили поляки, немцы, итальянцы и т.д. Французов было не более 40%. В этом весь Юриюс Тракшялис: точность. Иначе это будет не история, а ее искаженная версия.

Его институтом восстановлено девять мемориалов по войне 1812 года, включая памятник Неизвестному литовскому воину Русской императорской армии. Установлен в городке Кудиркос-Науместис. Смертельно раненный солдат попросил товарищей отнести его к костелу. Там останки и нашли.

Он — первый солдат Русской императорской армии, погибший в Первую мировую.

Неподалеку поставили памятник первому солдату, погибшему в первые минуты Великой Отечественной. Надпись на граните гласит: убит на этом месте в 4 часа утра 22 июня 1941 года.

И это не литовская и не российская история. А наша общая.

…А у Юриюса полно планов: наступивший год богат на юбилеи. Осенью их завершит годовщина освобождения Прибалтики. Как бы к этому событию ни относились, но факты — вещь упрямая. Гитлер включил Прибалтику в рейхскомиссариат «Остланд» с задачей германизации региона. Никаких независимых государств он на этой земле не видел.

От первого лица

Мой собеседник — Юриюс Тракшялис.

Юриюс, вашу семью репрессировали при советской власти. За что?

Юриюс Тракшялис: Если кратко — за то, что у деда была мельница.

И что — всех в Сибирь?

Юриюс Тракшялис: Я иногда так говорю, чтобы долго не объяснять тем, кто плохо знает географию… Нет, моего отца сослали не в Сибирь — он осушал затопленные шахты в украинской Юзовке.

Как удается работать в Литве, где словосочетание «советский памятник» вызывает приступ русофобии?

Юриюс Тракшялис: Сложно. Но наш «Институт военного наследия» — это команда единомышленников. Сюда приходят не за зарплатой. Денег часто нет, я честно предупреждаю: поступят какие-то деньги на счет — расплачусь. Временами работаем на голом энтузиазме. Мне проще: я закончил Киевское высшее общевойсковое командное дважды Краснознаменное училище им. Фрунзе, служил в Советской армии. И как офицер, не привык жаловаться на жизнь.

В каком звании уволились?

Юриюс Тракшялис: Подполковник. Да я еще и Суворовское училище заканчивал в Киеве. Так что: и кадет, и офицер.

В свое время на меня обратил внимание премьер-министр Альгирдас Бразаускас. Ему импонировало, что гражданин Литвы, к тому же советский офицер, занимается сохранением военно-исторической памяти на литовской территории. И еще я благодарен судьбе за то, что свела с Юрием Антоновичем Зубаковым, тогда — послом России в Литве. Умный, порядочный человек, который учил: надо знать литовские законы и их не нарушать. Так мы и работаем: строго в правовом поле. Выстраиваем отношения. Например, у меня родилась идея на братских захоронениях советских военнопленных поместить гравюры литовского художника Стасиса Красаускаса из цикла «Вечно живые». Всем понравилось: и в Литве, и в РФ. А на открытие памятников и на организованные нашим институтом «круглые столы» приходят министры, мэры городов, депутаты сейма. По нынешним меркам накала русофобии — явление почти немыслимое.

Всего мы провели около 100 международных конференций, «круглых столов», фотовыставок, презентаций книг на территории Литвы, Белоруссии, России и других стран. В прошлом году праздновали 100-летие окончания Первой мировой войны — в посольстве Франции в Москве презентовали фотовыставку «Первая мировая война. Общая история. Общая память союзников по оружию».

Все главные войны последних трех столетий прошли через Литву: от нашествия Наполеона до Великой Отечественной

А ваши дети не затаили обиду? Из-за проектов по ремонту воинских могил они лишились квартир: из-за долгов их забрал банк.

Юриюс Тракшялис: Да, были плохие времена. Но сегодня дети взрослые и самодостаточные. Оба сына создали свои семьи и сами себя содержат.

Недавно в Москве вам вручили престижную премию Фонда Андрея Первозванного «Вера и Верность». Литовец получает награды в Кремле… Вас шпионом не считают?

Юриюс Тракшялис: Скажу так: что касается награды Фонда Андрея Первозванного, то я в хорошей компании. Лауреатом международной премии Андрея Первозванного был и президент Литвы Валдас Адамкус. То есть всего два литовца такую премию получили: Адамкус и я (смеется). Если я шпион, тогда уж и Адамкуса записывайте в шпионы.

Я был в Кремле во время награждения. Пять тысяч людей стоя аплодировали, когда вы рассказали, как ваш отец, вернувшись в Литву, завещал: «Держись русских — они помогут».

Юриюс Тракшялис: Да, именно так отец мне и говорил.

Между тем

Помнит Вена

…Я иду по Шталинплатц. Дословно — площадь Сталина (Stalinplatz). Место действия: Вена.

Она так официально называлась до середины 1950-х годов. Сталину венцы были безмерно признательны: по его приказу наши брали город, можно сказать, врукопашную: без применения тяжелой артиллерии и ковровых бомбардировок. Солдат полегло 17 тысяч. Вена уцелела.

Есть легенда, что Сталин как-то по-особенному относился к Австрии. Вряд ли это правда. Он в Вене был лишь однажды: приезжал ненадолго в январе 1913 года. Той зимой город просто наводнили люди, чьи имена мир узнал позже. Здесь с бароном Ротшильдом играл в шахматы на деньги Лев Троцкий. А никому не известный Адольф Гитлер пытался торговать своими рисунками. Но никто их не покупал…

После разоблачения культа личности имя Сталина с венской географии стерли. Площадь объединили с соседней, которая названа в честь фельдмаршала Филиппа Шварценберга (тоже наш человек: был послом в Петербурге, воевал в русской армии). Теперь нет Шталинплатц, есть только Шварценбергплатц. А вот барельеф генералиссимуса на доме, где он жил, оставили. На предложение его снести венцы обычно отвечают: так, может, и спилить балкон, с которого Гитлер в Вене объявил об аншлюсе? (Аншлюс — включение Австрии в Германию в 1938-м).

Зачем? Это история. Уж какая есть.

Впрочем, дело не в названии площади. Главное — что на ней стоит. А в августе 1945-го здесь воздвигли величественный монумент нашим солдатам. Были захоронены павшие в боях за Вену бойцы, стояла самоходка Су-100. А на большой плите на немецком и на русском языках сказано, кто освобождал Австрию от фашистов. Этот мемориал венцы содержат достойно. Чисто, красиво. Летом включают подсвеченный фонтан.

Прогуливаюсь по бывшей Stalinplatz, наблюдаю. Из-за морозного дня людей немного, но вот к монументу подходит молодежь. Сначала глаза и смартфоны в небо: с 20-метровой высоты на Вену взирает бронзовая фигура советского воина. Солнце высвечивает позолоченный герб Советского Союза, древко знамени и каску-шлем. А затем все собираются у плиты — той самой, на которой написано, кто сделал Вену мирной и свободной. Там всего пара фраз, но читают долго. Очень. Что, Красная армия выбивала фашистов?!

Видимо, для многих — откровение.

Правильно, нам это рассказывали в школе. А в современной Европе учебники истории другие.

Вену наши взяли в апреле 1945-го, памятник возвели за три месяца. Некоторая ирония была в том, что на этой же площади разместили штаб союзников. Которые каждый день видели гранитно-бронзовое напоминание о том, чьей кровью оплачено избавление от Гитлера. На парад по случаю открытия монумента союзники отправили войска, но руководители миссий торжество проигнорировали.

Политика.

Напомню, это было в победном 1945-м. Прошло 74 года. Что изменилось? Останки солдат перенесли на Центральное кладбище, самоходку отправили в Венский военно-исторический музей. Она и сейчас там — лично проверял. Правда, зимой посетителей к броне не допускают.

Сегодня фасадом на экс-площадь Сталина выходит посольство Франции. Традиции сохраняются: весь день наши бывшие союзники видят мемориал-напоминание. Да, к слову, во время той войны было как бы две Франции. Одна — это асы «Нормандии-Неман» и генерал де Голль. Другая — французский 638-й пехотный полк, который вымерз на подступах к Москве в 1941-м, и французы-фашисты из дивизии СС «Шарлемань». Все ли знают, что к нам в плен попали 23 000 французов?

Которых после войны мы великодушно вернули во Францию. Объявив ее страной-союзницей и выделив зоны оккупации. В том числе здесь, в Австрии…

Мемориал в Вене — это не просто монумент, но и круглосуточно открытая страница истории.

Прямо на площади сажусь на 71-й трамвай (это городская легенда) и через 25 минут выхожу на Центральном кладбище. Оно огромное: здесь более трех миллионов могил, при том что сегодня население Вены 1,8 млн человек. Остановка у входа № 2. Найти наших легко. Пять минут пешком по главной аллее, слева остаются надгробия Штраусу, Шуберту, Брамсу и памятник Моцарту — и  сразу за церковью наш участок.

В Австрии мы потеряли 38 тыс. солдат. Их могилы ухожены, я не увидел ни обидных граффити, ни иных признаков вандализма.

Надо ли было брать Вену врукопашную или, ударив всей мощью авиации и тяжелой артиллерии, могли сберечь солдат? Спор бесконечный. Я не знаю. Но знаю, что Вену не эвакуировали, и за каменными стенами были мирные жители. Поэтому мы сохранили не только камни, но и гражданских. За что нам благодарны по сей день.

А эту добрую память удачно дополняет местное законодательство. По австрийским законам за вандализм в отношении памятников — до пяти лет тюрьмы. Если бесчинства совершил иностранец, то после отсидки — депортация.

Было время, когда наши могилы пытались осквернить рисунками в цветах украинского флага. И вдруг вандалы утихомирились. Тюрьма и угроза депортации — работают.

Ситуация

В 2017 году чиновница Биржайского района (на севере Литвы) установила у советских мемориалов таблички, на которых было сказано: надписи на памятниках не соответствуют исторической действительности. После скандала таблички убрали, глава района обвинил подчиненных в самоуправстве.

В прошлом году у Алитуса (город на юге Литвы) демонтировали памятник красноармейцу. Его не уничтожили — скульптуру приобрел частный парк-музей Грутас.

Конкретно

3 июня 2019 года: 75 лет трагедии литовского народа в Пирчюпяй, когда фашистами были убиты или заживо сожжены 119 человек, включая детей. Институт является инициатором проведения торжественных мероприятий на месте мемориала «Мать-Пирчюпяй»;

12 августа 2019 года: 70 лет принятия Женевской конвенции «О защите жертв войны». Институт планирует провести международную конференцию с приглашением специалистов и общественных деятелей, которые защищают в Европе советские захоронения;

14 сентября 2019 года: 105 лет «Августовскому чуду». В 1914 году на Северо-Западном фронте в районе города Августова Сувалкской губернии Российской империи (ныне — Польша) солдаты и офицеры увидели на небе Божью Матерь с Иисусом на руках. Видение продолжалось долго и вызвало большое воодушевление в войсках. Институт совместно с Польским Комитетом по уходу за воинскими захоронениями (Вильнюс, Литва) проведет в Августове международные мемориальные торжества.

Источник 

2019-03-06T22:36:20+00:00

This Is A Custom Widget

This Sliding Bar can be switched on or off in theme options, and can take any widget you throw at it or even fill it with your custom HTML Code. Its perfect for grabbing the attention of your viewers. Choose between 1, 2, 3 or 4 columns, set the background color, widget divider color, activate transparency, a top border or fully disable it on desktop and mobile.

This Is A Custom Widget

This Sliding Bar can be switched on or off in theme options, and can take any widget you throw at it or even fill it with your custom HTML Code. Its perfect for grabbing the attention of your viewers. Choose between 1, 2, 3 or 4 columns, set the background color, widget divider color, activate transparency, a top border or fully disable it on desktop and mobile.